Преюдиция: процессуальная специфика налоговых споров

13 Сен 2018 | Необоснованная налоговая выгода

Защита прав налогоплательщиков в спорных ситуациях, как все мы прекрасно знаем, процедура сложная, многоступенчатая и поливариантная. Начинается она ещё на этапе выездной проверки, когда прочерчиваются и укрепляются основные линии обороны, и заканчивается, как правило, генеральным сражением в суде.

Остановимся на втором из перечисленных этапов и поговорим о ряде важных аспектов применения норм арбитражно-процессуального права при рассмотрении налоговых споров. И прежде всего, хочется остановиться на институте преюдиции, который при всей своей фактической сложности и многогранности законодательно определён в пяти коротких пунктах статьи 69 АПК РФ.

Единый основополагающий подход к пониманию того, что следует считать не требующими доказательств аксиомами, возник в правоприменительной практике довольно давно.

Главная идея, лежащая в основе существующего подхода к понятию преюдиции чётко и недвусмысленно подытожена и закреплена в Определении КС РФ №2528-О от 06 ноября 2014 года, которым разъяснено, что в системе действующего правового регулирования предусмотренное частью 2 статьи 69 АПК Российской Федерации основание освобождения от доказывания во взаимосвязи с положениями части 1 статьи 64 и части 4 статьи 170 того же Кодекса означает, что только фактические обстоятельства (факты), установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела.

s

При этом установленность фактов не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора.

Иначе говоря, если во вступившем в законную силу приговоре указано, что гражданин Иванов такого-то числа такого-то года передал гражданину Петрову один миллион рублей наличными деньгами, то это – преюдициальный факт, не требующий последующего доказывания при рассмотрении арбитражного дела. Однако содержащаяся в том же самом приговоре квалификация действий гражданина Петрова как налогового правонарушения не является для арбитражного суда обязательной.

Между тем, в среде практикующих юристов довольно широко распространено заблуждение, что всё, написанное в текстах судебных актов после слова «установил», является прямым руководством к действию для суда при рассмотрении другого спора. И порой при анализе реальных кейсов можно видеть попытки налогоплательщиков «хитроумным» образом исправить неблагоприятно для них складывающийся ход процесса.

Ярким примером служит дело «Ставропольэнергоинвест» (номер в картотеке А63-6101/2015). Налогоплательщик был привлечён к ответственности в связи с получением необоснованной налоговой выгоды. Инспекция выявила факты использования фиктивного документооборота с мнимыми контрагентами и нереальный характер заключённых с ними сделок.

Окончательный судебный акт по делу полностью подтвердил позицию налогового органа.

Однако примерно через год после его принятия компания обратилась в арбитражный суд первой инстанции с заявлением о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам. К таковым, по мнению заявителя, относились факты, установленные двумя решениями арбитражного суда по искам к налогоплательщику тех самых фирм, которые по данным налоговой проверки являлись однодневками. Решениями были удовлетворены требования истцов к налогоплательщику о взыскании небольших остатков долга и неустойки по ущербным сделкам, а следовательно, по логике заявителя, подтверждалась реальность последних.

В первой инстанции требования компании были удовлетворены, апелляционная инстанция согласилась с этим.

Однако арбитражный суд округа вынесенные судебные акты отменил, указав что в данном случае обстоятельства, на которые сослался налогоплательщик являются результатом иной судебной оценки ряда документов в ином судебном деле.

В рамках налогового спора фактические обстоятельства дела, в том числе относительно спорных контрагентов, от судебных инстанций лицами, участвующими в деле, не скрывались и были известны. Заявителю была предоставлена возможность для приобщения к материалам дела доказательств, на основании которых им заявлялся довод законности сделок.

К такому же выводу пришёл и Верховный суд, отказавший определением от 07 сентября 2018 года в передаче дела для рассмотрения Судебной коллегией ВС.

Ещё в одном недавнем кейсе (Дело № А40-39422/2017) был критически оценён довод теперь уже налогового органа о преюдициальном значении ранее рассмотренного спора.

Издательский дом «Новая Газета» оспаривал решение инспекции об отказе в принятии к зачёту сумм, перечисленных на цели уплаты налогов со счёта в проблемном банке и фактически не поступивших в бюджет.

Исследовав обстоятельства дела, суды первой и апелляционной пришли к выводу об отсутствии в действиях налогоплательщика недобросовестности и приняли судебные акты в его пользу, основываясь на совокупности взаимосвязанных фактов.

При рассмотрении кассационной жалобы в арбитражном суде округа инспекция аргументировала свою позицию в том числе преюдициальным значением судебных актов по ранее рассмотренному делу №А40-197817/2016, в котором рассматривался вопрос о перечислении тем же лицом примерно в тот же период времени и через тот же проблемный банк страховых взносов в Пенсионный фонд.

И в той ситуации решение и постановления арбитражных судов всех инстанций состоялись в пользу налогового органа.

АС МО в рассматриваемом деле согласился с позицией нижестоящих судов и отклонил доводы налогового органа о преюдиции (постановление от 27 августа 2018 года).

s

При этом было указано.

При оценке действий налогоплательщика как добросовестных либо недобросовестных и не влекущих за собой признание налога уплаченным, суды в силу положений ст. 71 АПК РФ вправе учитывать все документально подтверждённые сведения, в том числе в их совокупности и взаимосвязи.

Таким образом, установление судами иных, отличных от ранее изложенных во вступившем в законную силу судебном акте, обстоятельств является основанием для неприменения положений ст. 69 АПК РФ.

Соглашаясь с выводами суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для применения положений ст. 69 АПК РФ ввиду различия установленных судами обстоятельств и сторон, суд округа также учитывает неправильное применение налоговым органом указанной нормы права, которая освобождает от доказывания конкретных обстоятельств и, следовательно, не распространяется на выводы суда при установлении иных, ранее не исследованных обстоятельств, в частности, проведения банком в спорный период платежей общества.

Отдельная и очень широкая тема для рассмотрения вопроса о преюдиции кроется в уголовно-правовой сфере.

Каково значение решений арбитражного суда для рассмотрения уголовных дел по статье 199 УК РФ (и наоборот)?

Могут ли иметь преюдициальное значение факты, установленные в рамках упрощённого судопроизводства?

Об этом и многом другом мы расскажем в наших следующих публикациях!

Комментарии

0 Комментариев

Оставить комментарий

Share This