Соединяй и властвуй

3 Дек 2018 | Необоснованная налоговая выгода

Поднимаемая в этой статье тема около двух лет назад наделала много шума в профессиональном сообществе. Она совершенно точно не основана на свежих новостях, но идея вернуться к событиям 2016-2017 годов возникла у нас из желания детально разобраться в произошедшем и проанализировать последствия одного важного кейса после того, как над полем сражения рассеялись тучи пыли и пороховой дым, и стало примерно понятно, как восприняла экономическая реальность наметившиеся в судебных актах по этому делу правовые подходы.

И да: сражение было, к счастью, не кровопролитным, но стратегически важным. Достаточно будет вспомнить, что в начале 2017 года, после проигрыша налогоплательщика на уровне кассационной инстанции, большинство консультантов в области корпоративных отношений, юристов и аудиторов, высказались в том духе, что на известной в мировой практике слияний и поглощений конструкции «debt push-down» (название которой грубовато, но верно переводят как «спихивание долга») в российских налогово-правовых реалиях можно ставить жирный крест. Говорим мы, конечно же, о деле компании «Радиус-Сервис».

Начнём с главного. Что же представляет собой пресловутое «debt push-down»?

В конспирологических версиях – это коварная схема, специально созданная голубыми воротничками в зловещих подземельях Уолл-Стрит, чтобы объегорить российскую казну. Однако, если верить учебникам по экономике, то мы имеем в лице DPD просто один из способов приобретения компаний за счёт заёмных средств, при котором кредит, полученный на совершение покупки, погашается впоследствии из денежных потоков приобретенного юридического лица.

В эталонном виде этот способ пошагово выглядит так:

1. Покупатель учреждает специальную компанию (Special Purpose Vehicle – SPV) в государстве, на территории которого приобретается действующий бизнес (на корпоративном жаргоне – «таргет»);
2. SPV получает от банка кредит на приобретение компании-таргета;
3. Покупатель вносит в SPV остаток средств, необходимый для приобретения, не покрытый банковским кредитом;
4. SPV покупает таргет (или будет точнее сказать его акции/доли) у продавца;
5. После приобретения происходит реорганизация, и таргет присоединяется к SPV (или же SPV присоединяется к таргету).

В результате образуется единое юридическое лицо, и кредит на приобретение купленного бизнеса начинает погашаться из денежных потоков этого бизнеса.

Для чего это нужно (во всяком случае в теории) покупателю (инвестору) с точки зрения экономических и управленческих преимуществ?

Считается, что: во-первых, снижается потребность в собственном капитале на стадии первоначального инвестирования, во-вторых, снижается стоимость привлечённого заёмного капитала (банковского кредита) за счёт уменьшения налогооблагаемой базы у приобретённой компании на уплачиваемые проценты; в-третьих, возникают дополнительные стимулы для качественной работы управленцев приобретённой компании, так как у менеджмента появляется необходимость добиваться повышения доходности для обслуживания процентов.

На первый взгляд, никаких сверхъестественных рисков нет. Налоговая оптимизация, конечно, присутствует в списке целей сделки, но отнюдь не как главная и единственная.

Но как все произошло в рассматриваемом нами случае?

Крупный холдинг Schlumberger, расположенный в Нидерландах, в 2012 году нацелился на полный выкуп российской компании «Радиус-Сервис» (в которой он уже имел почти 40% участия), для чего была применена уже разложенная нами на кирпичики конструкция.

В качестве SPV выступило созданное в РФ общество «Смит Интернэшнл Си-Ай-Эс», получившее крупный займ от Schlumberger Finans B.V.

Деньги были направлены заёмщиком на приобретение у физических лиц – участников общества «Радиус-Сервис»- доли в размере 60,1% в его уставном капитале.

В результате сделки участниками общества «Радиус-Сервис» стали общество «Смит Интернэшнл Си-Ай-Эс» с долей в уставном капитале общества 60,1%, Schlumberger B.V. – 39,9%.

На основании решения единственного участника SmitHoldings (Nederland) B.V. общество «Смит Интернэшнл Си-Ай-Эс» реорганизовано в форме присоединения к обществу «Радиус-Сервис».

В связи с реорганизацией права и обязанности общества «Смит Интернэшнл Си-Ай-Эс», в том числе по договору по погашению займа и процентов, перешли к обществу «Радиус-Сервис».

Впоследствии SmitHoldings (Nederland) B.V. в условиях его подконтрольности Schlumberger B.V. реализовало последнему свою долю в капитале Общества, после чего основным участником общества «Радиус-Сервис» становится Schlumberger B.V. и SchlumbergerlnvestmentServices B.V., входящих в холдинг группы компаний Schlumberger.

Проводя выездную налоговую проверку образовавшейся в результате реорганизации компании «Радиус-Сервис», инспекция в числе прочего отказала в принятии процентов, уплаченных по договору займа, для целей снижения базы по налогу на прибыль.

Налоговый орган указал, что благодаря последовательному совершению сделок займа и купли-продажи через аффилированные (подконтрольные компании), а также процедуре слияния весь объём долга перенесён не на субъект, который, покупая доли, по сути, должен понести расходы, а на приобретаемую организацию (общество «Радиус-Сервис»), за счёт ресурсов которой в конечном итоге и произошло финансирование сделки по передаче долей от физических лиц к Schlumberger B.V. Перенос долговых обязательств на налогоплательщика фактически повлёк для последнего возникновение дополнительных расходов, не связанных с ведением обществом «Радиус-Сервис» предпринимательской деятельности и с получением прибыли от их совершения.

Арбитражный суд первой инстанции (дело № А50-17405/2016), рассматривавший спор, в данном эпизоде стал на сторону налогоплательщика.

Суд указал, что целью выдачи и получения по договору займа денежных средств, их расходование на приобретение долей в уставном капитале общества «РадиусСервис», и последующая реорганизация в форме присоединения общества «Смит Интернэшнл Си-Ай-Эс» к обществу «Радиус-Сервис», являлось получение контроля над активами общества «Радиус-Сервис». А это не противоречит гражданскому законодательству и свидетельствует о том, что получение налоговой выгоды не являлось основным мотивом в действиях заинтересованных лиц.
Однако вышестоящие суды с таким подходом не согласились.

Решение было отменено, а в удовлетворении требований налогоплательщика отказано.

Суд указал, что целью выдачи и получения по договору займа денежных средств, их расходование на приобретение долей в уставном капитале общества «РадиусСервис», и последующая реорганизация в форме присоединения общества «Смит Интернэшнл Си-Ай-Эс» к обществу «Радиус-Сервис», являлось получение контроля над активами общества «Радиус-Сервис». А это не противоречит гражданскому законодательству и свидетельствует о том, что получение налоговой выгоды не являлось основным мотивом в действиях заинтересованных лиц.
Однако вышестоящие суды с таким подходом не согласились.

При этом кассационная инстанция, мотивируя постановление, подробно остановилась на нескольких обстоятельствах:
1. Соглашение о выдаче займа не предусматривало графика погашения основного долга, а также какого-либо обеспечения, что позволило обществу «Смит Интернешнл Си-Ай-Эс» не возвращать займ и проценты до присоединения к обществу «Фирма «Радиус-Сервис»;
2. У общества «Смит Интернэшнл Си-Ай-Эс» отсутствовала фактическая возможность полностью обеспечить кредит, т.к. обеспеченность заёмных средств собственными составляла всего 46%;
3. О невозможности исполнения заёмных обязательств Обществом «Смит Интернэшнл Си-Ай-ЭС» было известно Shlumberger Finans B.V. в силу их взаимозависимости;
4. В период возврата основной суммы займа показатели налоговой и бухгалтерской отчётности общества «Фирма «Радиус-Сервис» существенно снизились.

Всё это в совокупности позволило арбитражному суду округа прийти к выводу, что заёмная форма финансирования сделки была применена в данном случае для извлечения необоснованной налоговой выгоды. Жалоба налогоплательщика была отклонена.

Существует несколько мнений относительно того, почему налогоплательщик попал в плачевную ситуацию, и как её можно было избежать.

Одно из них заключается в том, что на заключительном этапе поглощения была допущена ошибка. И если бы реорганизация проводилась в другом порядке (не техническая компания «Смит Интернэшнл» присоединялась бы к «Радиус-Сервису», а наоборот), то это выбило бы из рук инспекции важный довод, использованный ею в споре: не долги присоединялись бы к высокодоходному активу, а актив к долгам. При таком положении экономическая логика прослеживается более явно, поскольку тогда мы имеем компанию-заёмщика, которая в целях эффективного обслуживания долга поглощает мощную в экономическом смысле структуру.

Рациональное зерно в таких рассуждениях есть. Но представляется, что и в этом случае спор закончился бы аналогичным образом. Просто центр тяжести в аргументации налогового органа был бы перенесён на тот факт, что декларируемая деловая цель (приобретение контроля над активами) была достигнута уже в момент приобретения долей «Радиус-Сервиса» у прежних владельцев бизнеса. А следовательно, последующее присоединение не имеет никакого иного смысла, кроме как снижение налоговой нагрузки.

Второе мнение может быть выражено достаточно просто: конструкция «debt push-down» изначально страдает высокой степенью налогового риска. А использование займа в инвестиционных по сути своей операциях противоречит экономической логике и в любом случае подействует на налоговые органы, как красная тряпка на испанского быка.

Думается, что истина все же где-то посередине. И сбрасывать отработанные мировой практикой корпоративные инструменты с корабля современности нет необходимости. А ключевой момент в проанализированном нами кейсе состоит в том, что заёмные средства, использованные для сделки, исходили изнутри группы заинтересованных лиц, что превратило классическую схему «debt push-down» в некий суррогат и лишило её значительной части разумных экономических обоснований, о которых мы не случайно говорили в начале статьи. При наличии внешнего, независимого источника заимствований (например, банка) ситуация выглядела бы совсем по-другому: я покупаю бизнес на кредитные средства и моя покупка должна отрабатывать вложения – в том числе в части погашения расходов, связанных напрямую с её приобретением. А то, каким образом это будет сделано технически, – предмет моего законного выбора.

Впрочем, вопрос всё равно остаётся открытым. Заявить, что такой подход будет воспринят судебной практикой без каких-либо колебаний, мы не можем. Но в процессе общения с коллегами, представляющими отечественные банки, доводилось слышать, что «спихивание долга» в реальной жизни не является чем-то ужасным и табуированным. Особенно в ситуациях, когда слияние/поглощение происходит без участия иностранного элемента.

Комментарии

0 Комментариев

Оставить комментарий

Share This