Цифровое настоящее: эффективность налогового контроля

15 Ноя 2019 | Налоговое администрирование, Открытая налоговая конференция

Налоговая статистика.

И нформация подготовлена на основе аналитических и новостных материалов, опубликованных на сайте ФНС России в разделах «Налоговая аналитика» и «Новости»

Консолидированный бюджет РФ по видам налогов в 2018 г. 

Динамика роста поступления налоговых доходов в консолидированный бюджет РФ.

Увеличение поступления налогов за 2013 – 2017 на 53,11% (или – при очищении данного показателя от процента инфляции – на 19,9%) произошло при росте ВВП за тот же период на 1,2%.

Динамика налоговых поступлений на макроуровне зависит от трёх ключевых групп причин: влияния экономических факторов, изменения налогового законодательства и налогового администрирования.  В 2017 г. рост налоговых доходов был обусловлен увеличением цен на нефть (НДПИ) лишь частично (на 40%). В оставшейся части рост происходил:

1) на 19% – за счёт увеличения заработной платы (НДФЛ), оживления потребительского спроса (НДС), увеличения прибыли организаций,

2) на 25% – в результате изменения налогового законодательства, ограничения списания убытков при определении налоговой базы по налогу на прибыль, индексации акцизов;

3) на 14% (390 млрд р.) – за счёт повышения эффективности налогового контроля.

За январь – май 2018 г. новые возможности цифрового налогового контроля позволили увеличить поступление налогов в сравнении с таким же периодом 2017 г. дополнительно ещё на 90 млрд р. (т.е. рост эффективности – 55%).

Рост поступлений по основным налогам.

Эффективность налогового контроля.

Количество выездных проверок за 2012 г. составило 58 тыс., за 2017 – 20,2 тыс., за 2018 – 14,2 тыс. В I квартале 2019 г. выездными проверками охвачено 2,7 тыс. налогоплательщиков. В сравнении с показателем аналогичного периода прошлого года (4,1 тыс.) произошло сокращение на 36%. Данный показатель озвучен также и при подведении итогов работы налоговых органов за 10 мес. 2019 г. По отношению к 2012 г. произошло уменьшение количества выездных проверок более, чем в 5 раз.

Взыскания при данной форме налогового контроля в первом квартале 2019 г. выросли на 10% и составили 48 млрд р. (17,7 млн р. на 1 проверку). 

Сегодня выездная проверка проводится в отношении 1 налогоплательщика из 500, в разрезе малого бизнеса  – 1 из 4000.

В 2018 г. налогоплательщики вне налоговых проверок уточнили свои обязательства на 80 млрд р.; из них исключение разрывов, выявленных АСК НДС-2, составило 12,4 млрд р. За первый квартал 2019 г. данный показатель уточнений на основании АСК НДС-2 составил 29 млрд р. Поступления по результатам аналитической работы, то есть без проведения проверок, выросли за 10 мес. 2019 г. почти в два раза в сравнении с аналогичным периодом прошлого года.

Доля сомнительных вычетов за 4 кв. 2017 г. снизилась до 1%, в то время как в 1 кв. 2016 г. она составляла 8%. 

Налоговый разрыв по НДС самый низкий в мире – 0,9%.

Более половины дополнительных поступлений в бюджет идёт за счёт согласительных процедур с налогоплательщиками и устранения ими выявленных нарушений путем уточнения деклараций.

В 2017 г. разработана карта рисков, включающая в себя основные профили поведения подконтрольных субъектов, а также критерии их расчета и выявления; разработан порядок отбора налогоплательщиков для проверки (12 критериев на сайте ФНС). В рамках проекта создания реестра рисков совершенствуется система оценки рисков проведения выездной проверки с учетом отраслевой специфики деятельности и средних показателей (налоговой нагрузки, рентабельности, размера вычетов по НДС и т.д.). Информация о выявленных рисках и их уровне будет отражаться в личных кабинетах налогоплательщиков, будет также рассчитываться портрет налогоплательщика за три года.

Обжалование решений, действий, бездействия налоговых органов.

В 1 кв. 2019 г. число жалоб на решения по выездным проверкам снизилось пропорционально уменьшению количества самих проверок на 42%, на 11,4% сократилось число последующих обращений в суды.

За 10 мес. 2019 г. указанные показатели увеличились и составили, соответственно, 47,3 % и 20 %.

Ниже приведены результаты рассмотрения налоговых споров в арбитражных судах, сформированные на основании статистических данных Судебного департамента и портала Право.ру.

Эффективность взыскания.

Размер совокупной налоговой задолженности (см. сайт ФНС,  раздел “Структура задолженности“) на  1 июля 2019 г. равен 1 951,1 млрд р., что составляет 8,1 % от прогнозируемых налоговых доходов консолидированного бюджета РФ за 2019 г.

Эффективность принудительного взыскания увеличилась на 20,26% (на 1 июля 2019 г. взыскано 664 млрд р. в сравнении с аналогичным показателем за тот же период 2017 г. , который составлял 535,5 млрд р.).  По отношению к доначисляемой задолженности фактически взыскивается 67% (+ 2 п.п. к 2018 г.).

На 1 августа 2019 г. показатель debt to income (отношения задолженности к поступлениям), который используется для оценки эффективности управления долгом, составил 7 % (это минимальное значение за пять лет).

Некоторые выводы по 2018 г. 

В 2018 г. за счёт повышения эффективности налогового контроля увеличились поступления налоговых доходов на 390 млрд р. Это 1,82% от размера консолидированного бюджета страны. Добровольное уточнение налоговых обязательств налогоплательщиками произведено на 80 млрд р. В рамках 14,2 тыс. выездных проверок начислено 308 млрд.р.

В вышестоящие налоговые органы в рамках обязательной досудебной процедуры подано 20,16 тыс. жалоб; количество обращений в суд – около 6 тыс, т.е. меньше в 3,36 раз.  С учетом переходящего остатка судами рассмотрено 12,1 тыс. дел об оспаривании решений, действий (бездействия) налоговых органов.

К сожалению, статистика арбитражных судов не содержит показателя – какое количество в общем объеме дел, рассмотренных по главе 24 АПК РФ, составляли именно дела об оспаривании решений о привлечении к налоговой ответственности.

При условии корректности судебной статистики сумма оспариваемых требований составляла 1,918 млрд р., т.е. 0,62% от размера доначислений за 2018 г. Судами признано незаконным доначисление 17% оспариваемых сумм (324 млн р.), т.е. 0,105% от размера доначислений.  Данный показатель соответствует данным ФНС.

Показатель 0,1% назван в отчете о работе ФНС за 2018 г. по строке «доля решений налоговых органов, признанных судом недействительными, в общем количестве решений налоговых органов, вынесенных по результатам налогового контроля».

Если же взять за расчетную единицу среднее доначисление по 1 проверке в 2017 – 2018 г. в размере 18,7 млн р., допустить, что все 6 тыс. обращений были об оспаривании решений по выездной проверке, по которым жалобы налогоплательщиков в досудебном порядке были оставлены без удовлетворения в полном объеме, то максимальная сумма оспаривания должна была бы составить 112,2 млрд р. При показателе удовлетворения требований по суммам в 17% максимальная оспоренная сумма – около 19 млрд р. Однако официальная судебная статистика дает показатель, который меньше в 58 раз.

Впечатляющие расхождение, которое свидетельствует либо о неверности  статистического учёта либо о том, что налогоплательщики не могут эффективно использовать судебную защиту. Через соотношение размера доначислений по выездным проверкам и сумм претензий, признанных недействительными, мы пытались задуматься о значении и влиянии судов на практику применения налогового законодательства. Думается, что проблема заключается в формировании статистических данных.

Так, например, при оценке эффективности судебной работы ФНС за 2017 г. указывается, что налогоплательщикам удалось признать недействительным доначисление 20% от оспариваемых сумм в 238,6 млрд.р. (что составляет 47,7 млрд.р. или 0,22% от налоговых доходов консолидированного бюджета страны за 2018 г.). Такую оценку дает профессор департамента налоговой политики и таможенно-тарифного регулирования Финансового университета при Правительстве РФ Мороз В.В. (см. «Налоговый контроль и необходимость его совершенствования» / Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Противодействие налоговой преступности» (Москва, 31 мая 2018 года), с.45).

Иные меры повышения эффективности налогового контроля.

1. ФНС реализуются проекты «обеления» проблемных отраслей через саморегулирование участников рынка: создана Ассоциация добросовестных участников рынка АПК (8 тыс.участников); для повышения прозрачности рынка технической эксплуатации и клининга запущен Реестр добросовестных фасилити-операторов (181 участник на 1 .09.19). Поступление НДС от участников в первом квартале 2019 увеличилось в 2,5 раза в сравнении с аналогичным периодом прошлого года и составило 2 млрд р.

2. Количество компаний с признаками недействующих организаций (однодневок), данные о которых, содержащиеся в ЕГРЮЛ, не соответствуют действительности, составляет не более 150 тыс. (4%). За период с 2013 г.  произведена чистка реестра и уменьшение количества таких компаний более, чем в 10 раз.

Это стало возможным благодаря автоматической обработке значительного числа компаний по рисковым критериям (непредоставление отчетности, нахождение по адресу массовой регистрации, массовые участники и руководители) с последующей их оценкой в ручном режиме.

Регистратору было предоставлено право проверки достоверности сведений о компании как на этапе регистрации, так и в последующем с внесением в реестр сведений о недостоверности данных при неподтверждении компанией своего присутствия и предоставления корректных сведений в течение 6 месяцев. Руководители и участники недействующих компаний ограничены в праве создавать другие компании, приобретать доли участия или становиться их руководителями. Аналогичные меры предлагается принять в отношении ИП (регистратору д.б. предоставлено право прекращения статуса ИП с предварительным  уведомлением, если тот не сдает отчетность или имеет налоговую задолженность).

При уклонении от уплаты налогов с использованием компаний-однодневок даётся оценка действиям лиц, создавших фиктивные организации и использовавших их в целях транзита и обналичивания денежных средств, на предмет наличия признаков преступлений по ст. 172 , 173.1 и 173.2 УК РФ (предусматривающих ответственность за незаконную банковскую деятельность, за незаконное создание организации через подставных лиц, использование документов данных лиц).

3. Реализуются проекты маркировки товаров, прослеживания импортируемых товаров, интегрируются информационные системы налоговых и таможенных органов, осуществляется реформа ККТ и перевод малого бизнеса на онлайн кассы, введен специальный режим «налог на профессиональный доход» .

4. Реформирована система администрирования крупнейших налогоплательщиков (это более 3000 компаний, обеспечивающих 51% налоговых доходов),  которые администрируются экстерриториально по отраслевому признаку в 8 межрегиональных и 12 межрайонных инспекциях. Такой подход позволит создавать «волновой эффект» на отрасль, а также применять единую судебную практику по важным методологическим отраслевым вопросам.

5. Расширяется круг компаний, контролируемых в форме налогового мониторинга. В 2017 г. это было 26, на 28.03.2019 – 44 компании, на которые приходится 12,25% налоговых поступлений. Критериям, позволяющим перейти на мониторинг (выручка и активы – 3 млрд р., сумма налогов – 300 млн р.), соответствуют 1905 российских компаний, а 687 из них максимально готовы к такому переходу. С 2020 г. планируют перейти на данную форму налогового контроля 48 крупнейших компаний и в последующем – значительное число компаний с государственным участием.

Налоговый мониторинг позволяет инспекциям оперативно осуществлять мониторинг всех операций налогоплательщика с просмотром сканов первичных документов. Анализ запросов налогоплательщиков (19 за 2017), поданных для получения мотивированного мнения ФНС, позволяет выделить среди основных категорий вопросы о налоговых последствиях совокупности сделок, экономика которых неочевидна, и вопросы по последовательно совершенным операциям, в которых могут быть усмотрены признаки злоупотребления, предусмотренные ст. 54. 1 НК РФ. С 2016 по 2018 года налоговые органы выпустили 30 мотивированных мнений, совокупная сумма налога по урегулированным позициям составила более 23 млрд р.

Развитие налогового мониторинга будет происходить за счёт разработки единой системы выявления и оценки рисков, развития инструментов по согласованию налоговой базы, а также внедрения стандартного файла налогового аудита. Такой файл позволит автоматически тестировать и проверять полноту учетных данных, прослеживать хронологию каждой операции и наличие документов-оснований по ней.

6. В 2015 г. для России вступила в силу Конвенция о взаимной административной помощи по налоговым делам. Запущена система автоматического обмена информацией с компетентными органами иностранных государств, в 2018 г. получены сведения о финансовых счетах из 58 юрисдикций, страновых отчётов – из 38 юрисдикций. На основе информации, полученной от иностранных юрисдикций за 2015 – 2017 г. , во время проверок доначислено более 65 млрд р. Ещё 24,6 млрд р. – налог на прибыль с доходов КИК, полученный в результате самостоятельного декларирования  бизнесом.

Комментарии

0 Комментариев

Оставить комментарий

Share This