Защита прав налогоплательщиков. Часть II

19 Дек 2019 | Открытая налоговая конференция, Судебная практика

Возмещение убытков, причиненных исполнением незаконных решений, действиями, бездействием налоговых органов.

У читывая широкий спектр и высокую эффективность механизмов принуждения, которые используются государством к субъектам экономической деятельности в налоговой сфере, вопрос защиты имущественных интересов налогоплательщиков при неправомерных действиях налоговых органов приобретает особую чувствительность.

Существуют ли эффективные механизмы защиты?

При незаконности действий, бездействия, решений налоговых органов налогоплательщики могут отыскивать причинённые им убытки. Однако статистика арбитражных судов по данной категории свидетельствует о крайне незначительном количестве дел.

Почему взыскание убытков не мыслится налогоплательщиками как эффективный способ защиты, и они не прибегают к нему?

Споры можно разделить на несколько категорий.

П ервая (превалирующая по количеству дел) категория – о взыскании убытков (главным образом в виде уплаченной государственной пошлины), причиненных в связи с сообщением инспекцией в лицензирующий орган в порядке межведомственного взаимодействия недостоверной информации о наличии у налогоплательщика, претендующего на выдачу или на продление лицензии налоговой задолженности, которая в действительности отсутствовала, что явилось основанием для отказа в выдаче (продлении) лицензии.

Показательным является дело, рассмотренное СКЭС Верховного Суда РФ, об обжаловании организацией отказа лицензирующего органа в продлении лицензии на осуществление розничной продажи алкогольной продукции при налоговой задолженности в 3 рубля, которая перекрывалась переплатой в указанной сумме за прошедшей период (определение от 29.11.2018 № 310-КГ18-7101). 

 

См. также постановления АС ЦО от 10.11.15 № А36-6109/14, от 28.06.16 № А64-4223/2015, АС МО от 11.11.15 № А40-175896/14, от 22.04.16 № А41-40909/15, от 06.02.17 № А40-41225/14, АС УО от 19.12.17 № А47-11480/16, АС СЗО от 27.03.14 № А56-22099/13, от 18.05.2015 № А56-25906/14, АС ПО от 27.01.15 № А57-4002/14, АС ВВО от 14.06.18 № А31-2070/17.

В подавляющем большинстве случаев (за исключением явных технических ошибок налоговых органов) суды в удовлетворении таких требований отказывают со ссылкой на то, что до обращения с заявлением о продлении срока действия лицензии заявитель при условии, если бы действовал осмотрительно, мог сверить состояние расчетов с бюджетом и удостовериться в отсутствии задолженности.

Отражение задолженностей, пеней по лицевому счету и одновременно переплат в соответствующей сумме вследствие ошибок, допущенных налогоплательщиком при декларировании и указании назначения платежа, свидетельствует об отсутствии противоправных действий со стороны налогового органа.

Типовой спор – смотри постановление АС ВВО от 23.03.2017 № А82-4790/16.

В торая категория о взыскании расходов, понесенных в связи с оплатой юридической и иной экспертной помощи на этапе сопровождения проверки и рассмотрения ее материалов руководителем налогового органа.

Судами такие требования не удовлетворяются по тому основанию, что предпринимательская деятельность должна осуществляться в границах установленного правового регулирования, а это предполагает необходимость оценки субъектами данной деятельности соответствия требованиям закона как принимаемых ими решений, так и требований, предъявляемых субъектами гражданского оборота и государственными органами.

Определение судьи ВС РФ от 19.06.2017 № А19-1940/2016, постановления ФАС СЗО от 21.05.2014 № А05-12294/13, ФАС ВВО от 06.02.2014 № А29-536/13, АС ВВО от 20.09.2016 № А43-25054/15.

Верховным Судом РФ признается возможность взыскания расходов на юридическую помощь и сбор доказательств, понесенных не только на этапе судебного разбирательства, но и при досудебном обжаловании в вышестоящий налоговый орган в силу его обязательного характера.

Пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.16 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела».

Как представляется, оценка расходов на защиту и сбор доказательств на этапе сопровождения налоговой проверки и рассмотрения ее материалов как убытков, причиненных незаконным решением по проверке, должна производиться исходя из следующего. 

Само производство по делу законно и, соответсвенно, неблагоприятные имущественные последствия и расходы налогоплательщика возмещению не подлежат до тех пор, пока его доводам и доказательствам дается должная оценка.   

Незаконность действий появляется тогда, когда доводы и доказательства безосновательно отклоняются, что подтверждается в последующем решением вышестоящего налогового органа или суда. 

Т ретья категория (единичные случаи) – о взыскании экономических потерь в ситуации, когда решение о доначислении налоговой задолженности признано недействительным и соответсвующие потери заявлены в связи с принятием обеспечительных мер (приостановлением операций по счетам, наложением запрета на распоряжение имуществом), что повлекло фактическое блокирование деятельности налогоплательщика, либо в связи со взысканием значительных сумм, что привело к просрочкам в расчетах, к недостаточности средств для ведения деятельности и снижению дохода. 

О неполученных доходах в связи с блокировкой счета смотри постановления АС ЦО от 30.03.2012 № А64-6030/10; АС ЦО от 27.02.2014 № А64-2190/13.

В удовлетворении требований, как правило, суды отказывают в связи с недоказанностью причинно-следственной связи между незаконностью решения о доначислении налога, обеспечением его исполнения, взысканием соответствующих сумм и наступлением у истца неблагоприятных последствий,  а также недоказанностью размера ущерба. 

Так, например, в деле № А43-33054/17, обращаясь с требованием о взыскании убытков, налогоплательщик указывал, что в связи с неправомерной приостановкой операций по счету, он не мог осуществлять текущие расходы по заправке транспортных средств (ГСМ), что повлекло их простой, срыв отгрузок.

Отказывая в иске, суд сослался на отсутствие в материалах дела доказательств того, что у общества возникала необходимость в период приостановки операций оплачивать топливо, поскольку оно могло быть оплачено ранее, либо поставщиком могли быть предоставлены отсрочки, либо вообще могла отсутствовать потребность в заправке транспорта.

В деле №А60-36509/17 суд отказал в иске по мотиву недоказанности того, что заемные средства были взяты истцом именно на погашение налоговых доначислений в связи с отсутствием достаточных собственных оборотных средств, а неполучение займа при бесспорном списании денежных средств со счетов повлекло бы для организации неблагоприятные последствия.

О взыскании процентов по кредиту, полученному для покрытия задолженности из-за приостановления налоговым органом операций по счету, смотри постановления АС МО от 27.02.2015 № А40-56679/14; АС СЗО от 7.02.2013 № А26-2638/12; АС ЦО от 30.03.2012 № А64-6030/10.

 

О процентах по кредиту, который не был возвращен в виду несвоевременного возмещения НДС, смотри постановление АС ЦО от 1.04.15 № А36-1927/14.

В деле № А33-8000/17 предприниматель полагая, что в результате незаконного доначисления налога и принятых мер по его принудительному взысканию созданы препятствия для осуществления деятельности и причинены убытки в виде упущенной выгоды, обратился в суд с иском о взыскании более 19 млн р.

Установлено, что по итогам проверки доначислено 4 746 412 р. налогов, пеней, штрафов. В последующем доначисление в части, превышающей 184 тыс. р., судом признано недействительным.  Рассматривая дело о взыскании убытков, суды пришли к выводу, что с учетом того, что законно доначисленная сумма в 184 тыс. р. в спорный период не была уплачена предпринимателем, то меры принудительного взыскания на большую сумму не нарушают его прав.

Соответственно, отсутствует причинно-следственная связь между действиями инспекции по принудительному взысканию и прекращением деятельности предпринимателем.

Случаи разрешения споров в пользу налогоплательщика редки.

В качестве примера можно привести дело №А60-46155/18 о взыскании упущенной выгоды в виде процентов, которые могли бы быть получены при размещении оборотных средств на краткосрочном депозите в банке, но не были получены в результате отказа банка заключить договор банковского вклада при приостановлении операций по счетам

Смотри также постановление АС ПО от 25.01.2017 № А65-4349/16.

Приведенные примеры свидетельствую о крайне зачаточном состоянии рассматриваемого способа защиты. Предпосылки, заложенные Высшим Арбитражным Судом РФ в Обзоре практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, не поучили своего развития.

В обзоре рассматривается пример об удовлетворении требований налогоплательщика о возмещении вреда, причиненного незаконным приостановлением операций по счетам, в размере неустойки, выплаченной истцом контрагенту за просрочку оплаты товара. 

Пункт 13 обзора, утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 № 145.

Не выдерживает, на наш взгляд, критики также подход высших судов о том, что при разрешении споров о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием), исполнением решений государственных органов, для установления минимального объема убытков, возникших вследствие необоснованного взыскания денежных средств, правила статьи 395 ГК РФ не могут быть применены.

В соответствии с позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в определении от 09.02.2016 № 213-О, а также Верховного Суда РФ, изложенной в пункте 38 постановления Пленума от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств», указанные в статье 395 ГК РФ проценты не начисляются на суммы экономических (финансовых) санкций, которые были необоснованно взысканы с юридических и физических лиц налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования или другими государственными органами и подлежат возврату из соответствующего бюджета.

 

В этих случаях гражданами и юридическими лицами на основании статей 15, 16 и 1069 ГК РФ могут быть предъявлены требования о возмещении убытков, вызванных в том числе необоснованным взиманием сумм экономических (финансовых) санкций, если законом не предусмотрено иное.

Это очень странное решение высших судов.

Отношения вследствие вторжения государства в частную сферу и причинения вреда путем необоснованного взыскания денежных средств носят гражданско-правовой характер, обсуждаются по правилам статей 16, 1069 ГК РФ, но при этом положения гражданского законодательства (а именно статья 395 ГК РФ) почему-то применению не подлежат. 

Комментарии

0 Комментариев

Оставить комментарий

Share This